Жрак
Здравствуйте, я ваш дядя!
-Ну что ты все прыгаешь туда-сюда?- недовольно поморщился демиург Мазукта.- Сядь, успокойся.
-Погоди, я еще раз попробую.
Демиург Шамбамбукли зажмурлся, сосредоточился - и исчез. Не прошло и тридцати лет, как он снова появился - сконфуженный, с торчащим из груди кнжалом.
-Горе ты мое,- вздохнул Мазукта, выдернул кинжал и залечил рану.- И что тебе неймется? На кол сажали, камнями забрасывали... А вспомни, как тебя скормили пираньям! Я еле сумел потом собрать по кусочкам! Хоть объясни толком, зачем это всё?
-Некогда объяснять, там такое..!
-Чай остынет,- начал Мазукта, но Шамбамбукли уже опять исчез.
Мазукта покачал головой и отпил из своей чашки. Вскоре появилась голова Шамбамбукли, а затем и весь он, по частям - руки, ноги, туловище. Мазукта со вздохом отставил чашку и подошел к расчлененному другу.
-Четвертовали?
-Ага. Сложи меня обратно?
-Нет,- отрезал Мазукта.- Сперва объясни мне, к чему такая спешка. Зачем тебе обязательно надо рождаться в этом дурацком мире и погибать дурацкой смертью?
-Там ужас и беззаконие,- всхлипнул Шамбамбукли, и по его щеке скатилась слеза, тут же услужливо вытертая Мазуктой.- Горят костры из книг, а на них сжигают живых людей, представляешь?
-Представляю,- кивнул Мазукта.- И что?
-Что значит "и что"?! Надо что-то делать!
-Допустим. И что именно ты делаешь?
-Я говорю людям ,что это нехорошо. А они... вот.
-Каким людям ты это говоришь?- уточнил Мазукта.
-Ну всяким... От кого что-нибудь зависит. Первосвященникам, вождям, разным советникам...
-Ну и получаешь что заслужил!- подытожил Мазукта.- Ты не с той стороны взялся за дело.
Мазукта приделал руки и ноги товарища обратно к телу, поднял его голову и поднес к своему лицу.
-Если ты опять скажешь "бедный Шамбамбукли", я укушу тебя за нос!- мрачно пообещал Шамбамбукли.
-Ладно, не буду,- сщгласился Мазукта и посадил голову обратно на плечи. Шамбамбукли сел и осторожно повертел шеей.
-Больно,- пожаловался он.- Так что же я делаю неправильно?
Мазукта не торопясь взял свою чашку, отпил и задумчиво прищурился.
-У меня когда-то была такая же проблема,- признался он.- Ну, почти такая же. Люди собирались на холме и... неважно. А я, молодой тогда еще, спускался к ним и вразумлял. Шрамы до сих пор ноют... А потом...
Мазукта снова отпил, уставился в круговорот чаинок и замолк.
-Ну?- не выдержал Шамбамбукли.- Что ты придумал?
-Дрова.- односложно отозвался Мазукта
-При чем здесь дрова?!
-А при том. Я сделал это удовольствие платным. Не понимаешь?
-Нет.
-Ну как же! Если бы я пришел к пророку и сказал ему все, что думаю - меня бы тут же дубиной по голове- и на корм свиньям. А я сделал иначе, я всего-навсего внушил главному казначею одну простую идею. Дрова ведь денег стоят?
-Ну...
-Правильно. Чтобы сжечь ребенка - нужны дрова. А на всех не напасешься. Значит, каждый, приносящий в жертву сына, должен заплатить за казёные дрова.
-Я не улавливаю...
-Да всё просто,- махнул рукой Мазукта.- Одно дело - бросить в огонь своего ребенка, это каждый может. Даже гордится потом - вот, мол, смотрите, не пожалел! А вот отдавать деньги... это совсем другое! На такое не каждый решится. Тем более, если надо заранее составить заявку для отчетности, подписать четыре разных бланка, несколько месяцев ждать очереди... В общем, за пару десятков лет такое развлечение полностью сошло на нет.
Мазукта похлопал по плечу сконфуженного Шамбамбукли и ободряюще улыбнулся.
-Да не переживай ты, с кем не бывает! Просто впредь не слишком полагайся на нравственность и здравый смысл. Миром управляют товарно-денежные отношения.